Тамбов микрохирургия глаза ,предоставляют спальное место в ожидании пациента иногородним сутки цена отзывы

Метаморфозы знаменитой кошки из аэропорта Владивостока Как рассказал директор ХК "Адмирал" Александр Могильный, инициатива взять кота под опеку исходила от игроков команды. Хоккеисты придумали рыжему разбойнику имя - Матроскин и было решено, что жить он будет в квартире у одного из членов команды. Так же Могильный пообещал, что коту сошьют форму ХК "Адмирал", чтобы он чувствовал себя полноценным представителем клуба.

Ва-банкъ в Краснодаре. № 391 (от 29 июня 2013 года)

Доктор в хаосе 24 часа из единственной жизни обычного районного хирурга Владимир Станиславович, не выпуская из правой руки хирургический зажим, неторопливыми круговыми движениями разминает затекшее плечо. На лбу его ассистента, молодого хирурга Сергея, крупные капли пота. Их стирает куском марли, зажатой пинцетом, опытная медсестра Анна.

За приоткрытыми окнами жара, лето, райцентр Киров Калужской области. Под наркозом немолодой пациент без определенного места жительства, угоревший по пьяни. Владимир Станиславович начинает негромко насвистывать через респираторную маску: «И разве мой талант и мой душевный жар не заслужили скромный гонорар?.. Мы его вылечим, и он будет полгода у нас лежать, дожидаясь оформления в дом инвалидов.

Втихаря водочку попивать, медсестер задирать, с докторами ругаться… И жизнь такая ему будет очень нравиться: это тебе не барак на окраине. А как по-другому?.. Не выкидывать же его на улицу. Владимир Станиславович Маньков — хирург с летним стажем, завотделения и онколог на полставки.

Невысокого роста, худощавый, сутулый. Жилистые волосатые руки из-под закатанных рукавов рубашки; бритый острый подбородок, усы щеткой; большие внимательные усталые глаза. Мы идем по центральной улице города с населением сорок тысяч человек и несколькими предприятиями-кормильцами. Двух-пятиэтажные дома-коробки вперемежку с частным сектором; заросли полыни по обочинам, ухоженная клумба у райадминистрации; кинотеатр с афишами трехгодичной давности.

Маньков кивает. Как нога? Вот, на службу бегу. Мужичок — видный заводской деятель. Из него высовывается бритая голова на мощной шее. Колодец на даче копаю. Кольца вчера привезли. А недельки через две можно. Сейчас окунь, мужики говорят, хорошо пошел. Ну, ты звони, Станиславович Петр — видный городской «деятель». От дома до больницы 15 минут ходу. Маньков поздоровался и пожал руку более 30 раз. Проходим полосатый шлагбаум.

Сиреневая пятиэтажка детского отделения. Двухэтажная поликлиника. В дебрях яблоневого сада роддом, морг, инфекционное отделение. Слева рядом еще один пятиэтажный корпус: кардиология, стоматология, терапия и неврология. Это самая крупная периферийная больница в Калужской области.

За железной дверью ординаторская хирургического отделения. Комната четыре на шесть метров, два широких окна в стеклопакетах, налево диван, стеллаж с книгами. На столах компьютеры и кипы бумаг. Большой аквариум у стены.

Маньков барабанит пальцами по стеклу: — Эка, не подохли еще. Им какой-то специальный корм нужен, никак достать не можем… Напевая в усы какую-то песенку, доктор облачается в голубовато-зеленую медицинскую форму. В ординаторскую входят двое его молодых коллег. Евгений — высокий, худощавый, с меланхолично-усталым выражением лица отпечаток ночного дежурства ; шесть лет стажа. И Сергей — немного пониже, бодрее и полнее; стаж три года.

По сигарете и вперед. Генеральный обход Поднимаемся на второй этаж. Сегодня понедельник — генеральный обход отделения. К нам подбегает женщина. Та оставляет его слова без внимания: — Я быстро, Владимир Станиславович, сейчас все объяс… Маньков, уже не глядя на женщину, строго и громко, на весь коридор: — Так, посетители, покиньте отделение! Пациентов — в койку! Где старшая медсестра?! Это мама мальчика, поступившего к нам несколько дней назад. Парнишка отмечал свое пятнадцатилетие. Пил водку, запивал пивом, в результате алкогольная интоксикация, желудочное кровотечение.

Мы его прокапали, интоксикацию сняли. Он: спасибо, я пошел домой. А должен лечиться около двух недель — со слизистой не шутят, динамику нужно смотреть, иначе и умереть можно. Но любящая мамаша собирается написать расписку: под свою ответственность. Шесть коек в три ряда. Холодильник у входа. Запах отвратительный: кого-то из пациентов только что вырвало. Маньков командует медсестрам открыть окна.

Больной с загорелыми руками и желтоватым лицом приподнимается на локтях. Пациент отрицательно, затем утвердительно мотает головой: — Советский. И признается: уроженец Донецкой области, уже 17 лет живет в селе Большие Савки. Нигде не работает. Маньков поворачивается ко мне, цокает языком: «Смотри, мол, кого лечить приходится. Причем бесплатно».

Есть прайс-лист — сколько дней обязан пролежать пациент при той или иной болезни. Деньги идут на оплату лекарств, коммунальных услуг и так далее, в том числе на зарплату персоналу больницы. А за таких вот граждан без работы и документов, каких в сельской местности полным-полно, государство нам ничего не платит. По идее должен платить местный бюджет, «по соц.

Но денег там нет. В итоге отделение хронически не выполняет план… — Ладно. Терапевт тебя глядел? Кардиограмму делали? Потом, обращаясь к Сергею и медсестрам: — Консультацию терапевта. Завтра будет операция. Кивок в ответ. Выбирайте: или курите, или лечитесь. Еще один кивок, но уже менее уверенный. Следующий пациент. Парень 25 лет. Перелом левой ноги, многочисленные ушибы, ссадины, сотрясение мозга — попал в аварию на скутере.

Пьяная драка или как этот — в столб въехал. Или вот дед, уже месяц с ним воюем: — Привет, Назаров, алкоголик и смутьян! Был полностью обследован. Категорически отказался от ампутации правой стопы. Настаивает, чтобы ему ампутировали левую. Что будем делать? У него на левой гангрена только палец затронула, а на правой уже полстопы сгнило, умереть может Маньков разводит руками: — Жена, родственники приходили ко мне в субботу, говорили, что пациент согласен на операционное вмешательство Ты отдаешь ногу, Назаров?!

Вот эту! Правая не болит! Левая болит! Начинаю ощущать едкий запах тройного одеколона, наверняка исходящий от Назарова. Пусть ему там объяснят, — Маньков машет рукой.

Старик вдруг сникает, голова падает на грудь: — Старый я, никому не нужен… Еще один пациент — мужчина 35 лет, неплохо одет, на коленях ноутбук —явно отличается от остального «контингента».

Впереди еще 43 пациента.

.

.

.

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ПЛОТИНА У МНТК ТАМБОВ

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: МНТК Микрохирургия глаза Тамбов - лазерное удаление катаракты с отзывом пациента

Комментариев: 1

  1. lada5577:

    Молодчина! Так и надо жить!